В списках не значился

032015

Игорь Александрович Качилов родился в поселке Майский Каргапольского района, там и учился. В пятый класс пошел уже в Осиновке, куда переехала семья. Любимым предметом в школе был труд. В школьной мастерской было интересно узнавать, как сделаны те или иные вещи вроде простого табурета, но еще приятнее было смастерить аналог своими руками. С возрастом интересы стали, так сказать, более техничными. С друзьями чинили мопеды, мотоциклы, потом и до автомобилей добрались. Окончив школу, Игорь решил продолжить учебу в Шадринском ГПТУ №8 (ныне там расположен клуб «Юниор»). Места в учебные группы будущих электриков уже были заняты, поэтому пошел учиться на электрогазосварщика. Перед уходом в армию вернулся в Осиновку в ожидании призыва. Во время работы познакомился с красивой девушкой Верой. Суждено им было быть вместе или нет, Игорь загадывать не стал. В Каргапольском военкомате попросил, чтобы его отправили на учебу в автошколу, чтобы служить водителем, ведь с техникой на тот момент уже был почти на «ты».

Вызвали в штаб и сказали, что направляют в Афганистан

В 28 октябре 1979 года село провожало призывников в Курган. Воинским эшелоном призывников отправили в Забайкальский пограничный округ, в котором он прослужил до начала 1981 года. В январе вызвали в штаб и сказали, что его направляют в Афганистан. Дан приказ – надо исполнять, приказы не обсуждаются. В отряде отобрали около 20 человек и отправили в Новосибирск, а оттуда в Фергану, где выдали новую форму без знаков различия. В течение двух недель прошли инструктаж, провели дневные и ночные стрельбы, отработали маневры на БТР, а потом отправились в афганский город Кундуз и далее в горы в Талукан.

032015

 Игорю, как водителю, выделили БТР. От Кундуза до Талукана путь около 70 км. Это расстояние колонна, которую они сопровождали, проходила за день. Сначала колонны были небольшими, около 60 единиц техники. Везли продукты, топливо для транспорта в глубь страны, где шли боевые действия. Прикрывали колонну танки и БТР.

В Талукане их поселили в парке, в котором солдаты разбили палатки.

С одной стороны их защищали правительственные войска, они же прикрывали дорогу и мост, с другой стороны была высокая кирпичная стена, с третьей стороны ущелье реки, сразу за которой были кишлаки, откуда потом периодически и происходили обстрелы. Воины-интернационалисты натянули колючую проволоку в два ряда, заминировали территорию между ней, установили сигнальные мины и растяжки, чтобы душманы не могли к ним ближе подобраться. В лагере их было всего 18 человек. Из глины сваяли кирпичные блоки и сделали пристрои, укрытые ветками, внутри которых поставили «буржуйки». Днем стояла знойная погода, хотелось снять с себя всю лишнюю одежду, но ночью температура резко падала так, что на пост выходили чуть ли не в ватниках и валенках.

032015

В задачу отряда входила разведка, вербовка и засылка людей в банды,

Чтобы узнать местонахождение и планы банд, в задачу отряда входила разведка, вербовка и засылка людей в банды. После получения информации эти планы рушились, а банды уничтожались. Этим, как правило, занимался ХАТ (афганский аналог советского КГБ).  За год службы в Афганистане в плен сдались около 100 человек. Полученную информацию отряд передавал офицерам и операции по уничтожению готовились уже другими воинскими формированиями. Вместе с местной полицией проверялись документы у приходящих на базар людей. Если их не было, людей увозили в ХАТ для допроса. Кто-то оказывался бандитом, сознавался и рассказывал, где прячутся остальные. Но были и помощники из местных. Так, среди населения был парнишка лет 12-ти, у которого душманы убили родителей. Он «разнюхивал» что-нибудь и потом выдавал информацию отряду. Когда было ясно, что в каком-то районе появились душманы, и это подтверждали с неба вертолетчики, по тому месту шел удар артиллерией, потом по земле били вертолетчики, в довершение пехота и БТРы зачищали кишлак. За время службы был случай и дезинформации. Завербованные сообщили, где будет находиться банда. На разведку отправился вертолет. Чтобы не сбили, вертолетчики низко не опускались, а что разглядишь с высоты? Они подтвердили скопление людей. Никто не знает, гражданские они или бандиты. Днем афганцы - мирные жители, с наступлением темноты берут в руки автомат и идут на диверсии. Артиллерия произвела обстрел местности, потом зашла пехота и увидела, что вооруженных бандитов там не было.

Конвоировали колонну от Кундуза до Талукана

Еще в задачу отряда входило сопровождение колонн. С каждым городом к колонне добавлялись машины. В итоге колонна разрасталась до 140-150 машин. В основном шли «наливнухи» (бензовозы). Беречь такую колонну надо было тщательно – один выстрел из гранатомета - и полколонны нет.

032015

 Сначала было тихо и колонны не обстреливались, поэтому ходили пару раз в неделю. Потом все чаще приходилось отбиваться. Затем банды активизировались еще сильнее. Если в самом начале пребывания Игоря Александровича в Афганистане колонна проходила 70-киллометровый участок от Кундуза до Талукана за день, то потом этот же участок преодолевался за неделю. Последнюю колонну вовсе ждали месяц. Из-за опасности попасть в засаду колонна останавливалась каждые 3-4 км.

- Один раз вели колонну, а солдаты шептались о какой-то крупной операции, – вспоминает Качилов. – Нас тогда со всех сторон прикрывали «Грады», а в небе кружили от двух до четырех пар вертолетов. Они пролетали над нами в одну, потом в другую сторону, потом уходили, а на их место заступала очередная пара вертолетов. Они рыскали в поисках засады. Но все прошло гладко.

Потом положение ухудшилось тем, что душманы смогли взорвать мост. Речка была хоть и неглубокая, но с быстрым течением, которое сносило грузовики и даже БТРы. Поэтому переправа шла долго. Потом соорудили брод. По пути следования колонны был населенный пункт, в котором регулярно останавливались воды набрать, проверить состояние техники. С одной стороны сопки, с другой поля. Вроде бы все видно во все стороны. С местными жителями была договоренность, если хоть один выстрел прозвучит со стороны домов, населенный пункт будет стерт с лица земли. Ультиматум сдерживал «духов», но в один из дней они отошли в поле, сделали там окопы и затаились с гранатометами. Конечно, бойцы по сторонам смотрели всегда, но разве разглядишь маленький окоп? Увидели след, откуда «пошла» граната и то место тут же обстреляли. Танки собой прикрывали «наливнухи». Передняя пара танков зашла в кишлак и разрушила все строения, за которыми можно было укрыться. Жители знали, что их ждало в случае нападения на советскую колонну, поэтому покинули дома заранее.

К тому времени вдоль дороги, как эхо войны, стояла подбитая техника. Если она мешала проезду, ее сталкивали и убирали танками. С техники, которая попала под обстрел и не могла передвигаться дальше своим ходом, снимали самое ценное – рацию, пулемет и либо сталкивали с дороги, либо минировали и взрывали, ничего не оставляя. Душманы даже стреляные гильзы от снарядов использовали. Они их начиняли взрывчаткой, раскапывали на дороге яму, туда помещали заряд, присыпали землей. Чтобы со стороны раскоп не казался подозрительным, накрывали его большими камнями и даже заваливали ишачьим навозом. Колонну в основном вели опытные люди, и всякие такие ловушки определяли быстро. Нашу колонну вел комбат, но и он себя не уберег – подорвались, комбат был ранен и отправлен в госпиталь.

- В фильмах о войне в Афганистане, снятых в Союзе, хорошо показано, как двигались колонны и с какими напастями сталкивались, - говорит Игорь Александрович. - 17 декабря 1981 года нас вывели из Афганистана. Вечером нас вызвали, поставили в военные билеты печати об увольнении в запас. Нам было сказано, о чем бы нас ни спрашивали, мы в боевых действиях не участвовали, хотя и отстреливались регулярно и на зачистку кишлаков выходили. Нас доставили до Термеза (Узбекистан), открыли борт грузовика и сказали, что мы свободны как птицы в небе и можем ехать домой.

Во время службы письма писал практически каждый день, но при этом прекрасно знал когда они уйдут и когда может прийти ответ из дома. Бывало, напишешь письмо и ждешь колонну. Пишешь еще одно. А потом отправляли сразу несколько. Писал, в основном, о жизни, о быте. Как в песне поется: «Светит солнце, все нормально, над рекой стоит туман…». Писал матери, друзьям. Написал и подруге Вере, она стала отвечать. Так завязалась переписка. Спустя месяц после возвращения домой мы сыграли свадьбу.

20 февраля этого года Игорь и Вера отпраздновали 33-летнюю годовщину совместной жизни. Дочь Оксана вышла замуж и живет с мужем в Сургуте, младшему Алексею 18 лет. Он учится на втором курсе в ШПК, у него, как и у отца, проявилась тяга к технике и он сам выбрал, куда поступать.

От службы в Афганистане осталось лишь несколько фотографий. Фотоаппараты были далеко не у каждого, да и пленку достать было проблемой. Если кадры и делались, то реактивов для проявки пленки и печати фотографий в Афганистане достать было трудно.

До 1983 года в военном билете не писали, что солдаты принимали участие в боевых действиях и даже были курьезы, когда у воинов-интернационалистов были ранения, но по документам в боях они не участвовали. И так получилось, что и в списки афганцев Игорь Александрович не попал. В военкомате не стали разбираться, а просто отфутболили, мол, у нас на тебя ничего нет, в каких войсках служил, - пусть они и предоставляют данные. Походил, походил Качилов в военкомат и решил оставить эти бесплодные попытки. Позже обратился в органы госбезопасности, пояснил ситуацию и через неделю поступил ответ. Так через 10 лет на руках появился документ, подтверждающий прохождение службы в Афганистане. Но воинский стаж ему не добавили, лишь прибавили к пенсии 500 рублей. Потом вновь случился казус. Как описали ситуацию Игорю Александровичу, в городском военкомате вели карточки только на городских ветеранов, а он жил в районе. И его карточка осталась без записей о службе. В сельсовете на него карточку и не заводили. В прошлом году он решил узнать, когда и куда приходить для вручения юбилейной награды. Выяснилось, что в наградных списках его нет. Бегать и выпрашивать медаль не стал. Лишь в декабре 2014 года Игоря сняли с воинского учета по достижении максимального возраста, хотя он у него давно истек. А позже вручили и медаль.

Фото автора и из личного архива И.Качилова.

Станислав Фиськов
23 февраля 2015, 21:56

Афганистан, Военкомат, Люди города Шадринска

Loading...

Статьи похожей тематики

Комментарии

RSS

Пока нет ни одного комментария, но вы можете это исправить

Оставьте свой комментарий

Наверх