Лекции на обёрточной бумаге

Глеб Александрович Васильев трудился на ШААЗе почти 50 лет, вплоть до выхода на пенсию в 1994 году в возрасте 67 лет. Более того, всю свою жизнь наш герой работал в литейном цехе и принадлежит к первому поколению литейщиков, выпущенных ШАМТом.

ШАМТ, 3 курс, 1947 год.

201610

Эвакуация

- Вырос я в Подмосковье, в небольшом военном посёлке, что поблизости от аэродрома «Чкаловский», - вспоминает Глеб Александрович. - В 1941 году вместе с мамой, братом и сестрой мы вынуждены были эвакуироваться в Шадринск. Этот путь занял у нас 19 дней, ведь по железной дороге всё время двигались военные эшелоны, которые наш состав должен был пропускать.

Когда мы прибыли сюда, нас поселили в старом железнодорожном клубе, в котором на тот момент находился эвакопункт. Быстро прикрепили к детскому дому им. Осипенко, что эвакуировался с Украины в село Ирюм Шатровского района. Там, в старых купеческих домах, и расселили всех ребятишек. Мама работала в детдоме, я учился в местной семилетке, старшая сестра — в средней школе в Шатрово, а старший брат служил в строительном батальоне в Каменске-Уральском. В 1943 году я окончил семилетку. На тот момент сестра училась уже в Шадринском пединституте и позвала нас с мамой жить в город. Мы поселились в общежитии по ул. Советской — в длинном деревянном здании, где нам выделили одну комнатку.

Два часа на сон

В 1944 году встал вопрос, чем мне дальше заняться в жизни. Поначалу я хотел работать на автоагрегатном заводе, но решил, что для этого необходимо получить кое-какие знания. Пошёл в автомеханический техникум, который тогда находился на ул. Пионерской в здании церкви. Встретился с его директором А.В. Филимоновым и поделился с ним своей мечтой. Однако на дворе был декабрь и, естественно, набор на текущий учебный год уже прошёл. Тогда директор мне сказал: «Товарищ Васильев, давайте договоримся: в январе закончится первый семестр, и на этой сессии вы можете попробовать сдать все экзамены и зачёты. Благо, спецпредметов студентам пока не читали. Я предупрежу преподавателей. Ну, а если сдадите, там посмотрим...».

Это предложение меня очень вдохновило. Я взял домой побольше литературы и в течение месяца усердно готовился. Спал по два часа в сутки, приходилось даже обливать голову холодной водой, чтобы не заснуть! Благодаря этому все экзамены мне удалось сдать успешно, хоть и не на пятёрки. Однако оставалась одна большая проблема — зачёт по черчению! Чтобы его сдать, необходимо было предъявить преподавателю 36 чертежей. За такое короткое время я их физически не мог сделать. Но директор ШАМТа пошёл мне навстречу и разрешил не сдавать чертежи, при условии, что я начерчу их в течение следующего полугодия, и ещё столько же за второй семестр. Наконец я поступил в техникум. Мне дали комнату в общежитии, карточки на хлеб и сахар, стипендию 150 рублей и даже талоны на горошницу, которой ежедневно кормили в столовой по ул. Ленина.

Литейный цех, 1958 год.

201610

Первые литейщики

В тот учебный год были набраны три группы учащихся — две «холодников» и одна инструментальщиков. К третьему курсу из 108 человек осталось только 43! Учиться было трудно — хлеба мало, стипендия небольшая, вот ребята и принимали решение идти работать, бросая учёбу. В это время на ШААЗе как раз строили литейный цех. Однако специалистов-литейщиков на заводе было катастрофически мало, и на базе ШАМТа решили организовать такую группу. В неё-то я и записался, нас таких набралось 19 человек — 15 парней и 4 девушки. Учиться было нелегко, литературы по литейному делу было мало, всего пара книжек, одна из которых всегда на руках преподавателя. Так что нам читали подробные лекции, которые мы старательно записывали на обёрточной бумаге. Слесарная практика проходила на ШААЗе, литейная — на Миасском автомобильном заводе, преддипломная — на Уралмаше в Свердловске.

Литейный цех Шадринского автоагрегатного завода запустили 25 апреля 1947 года, именно в этот день состоялась первая плавка. Поскольку мы с ребятами окончили техникум только в 1948 году, до нас в литейном цехе трудились практики-литейщики, приехавшие с Московского автозавода. Когда я пришёл в цех, его начальником был Владимир Степанович Козырев. В это время на заводе осваивали новый вид продукции — ковкий чугун. По своим свойствам он мягче и прочнее серого чугуна. Мы поставляли его в виде отливок на 22 предприятия Советского Союза, на одну только Белоруссию приходилось четыре завода.

Комсомольская работа

Помимо основной работы, я занимался и общественной. В 1954 году стал секретарём комсомола. В цехе принял 26 человек, а уже через год у меня было 52 парня и девушки. Главной задачей комсомола в то время было ограждение ребят от пагубных привычек. Мы старались заинтересовать людей каким-либо хобби — творчеством, техническим моделированием, спортом и т.д. Жили в то время дружно и весело, на праздники отдыхали на природе всем коллективом. Мы тогда были ближе друг к другу, а на работу ходили не только деньги зарабатывать, но и общаться.

фото из архива героя.

Владимир Злодеев
23 ноября 2016, 19:56

Люди города Шадринска, ШААЗ

Loading...

Комментарии

RSS

Пока нет ни одного комментария, но вы можете это исправить

Оставьте свой комментарий

Наверх