«События становятся историей, а боль уходит в поколения»

20 октября 2012 года около Мемориала воинам, погибшим в локальных конфликтах собралась молодежь из ШГПИ, пресс-центра «Будь в курсе», детского объединения «Школа успеха» и МД «Лидер», чтобы почтить память шадринца Михаила Перунова, погибшего совсем юным двадцатилетним парнем, во время несения военной службы в Афганистане.

События становятся историей, а боль уходит в поколения

В этот субботний день исполнилось ровно 30 лет со дня смерти солдата, любимого сына, брата, дяди, и просто отважного юноши. Если бы тогда, в 1982, Михаил остался жив, в этом году ему было бы 50 лет. Но Бог, подготовил ему иную судьбу. Один, мужественный поступок, спасший несколько жизней, но дань спасения других - собственная жизнь Михаила.

Конечно же, на акцию памяти пришли родственники Михаила Перунова. Родная племянница Яна рассказала о жизни до армии, о службе, об отважном поступке солдата. О матери, так рано похоронившей сына, о сослуживцах и о памяти, живущей в сердцах близких.

События становятся историей, а боль уходит в поколения События становятся историей, а боль уходит в поколения

Организаторы акции памяти - МД «Лидер» почти три месяца назад простились с президентом «Лидера» Михаилом Кузнецовым, трагически погибшем во время несения службы в армии при возврщении военной колонны с ликвидации последствий наводнения в Крымске. Со дня на день Михаил должен был вернуться домой...

После этого трагического случая, ребята еще больше стали понимать как тяжело близким погибших, они через себя пропустили боль потери и утраты.

Завершилась акция минутой молчания и возложением цветов.

События становятся историей, а боль уходит в поколения

Михаил Перунов родился 8 июля 1962 года в семье рабочих. Жили тогда его родители в Новом поселке по улице Гоголя. В семье он воспитывался вторым ребенком, он и старшая сестра Вера. Биография Миши начиналась обычно: с четырех лет начал ходить в детский сад, затем там же в Новом поселке пошел в школу.

События становятся историей, а боль уходит в поколенияВ детстве, как и все мальчишки, любил играть машинками, танками и другой техникой. Очень любил, когда ему читают книги. В раннем детстве его любимыми книжками были, конечно, русские народные сказки.

В 1969 году Миша пошел в первый класс школы №2 (теперь это школа №8). Первой его учительницей была Горбуль (Пономарева) Анна Георгиевна.

К первому сентября Миша готовился очень тщательно, всё положил в портфель, что требовалось, и всё спрашивал: «Мама, скоро ли в школу?». Утром он проснулся очень рано. Чтобы не опоздать. В школу его провожала мама, Тамара Александровна. Учительнице Миша подарил цветы и был очень счастлив, что наконец-то пошел в школу.

После уроков он пришел с множеством впечатлений о школе, об учительнице и школьных товарищах. Учился в школе №2 Миша 4 года; учился хорошо, был ударником при примерном поведении.

Из воспоминаний первой учительницы Анны Георгиевны Горбуль:

«Миша был способным учеником, любознательным. Не проходило ни одного урока, чтобы Миша не задавал многочисленных вопросов. Ребята любили его как хорошего товарища, верного друга, честного и смелого. Он был активным участником и организатором всех интересных дел в классе».

Закончив в 1977 году школу, продолжил обучение в Шадринском профессионально-техническом училище на сварщика.

Со школьных времен Миша много читал. Вначале читал всё, особенно книги о войне, сотрудниках милиции, фантастику. Но потом взрослее он увлекся классикой, ему очень нравилась книга Л.Н.Толстого «Война и мир». Поступив в училище, он увлекся больше технической литературой и особенно книгами об автомобилях.

События становятся историей, а боль уходит в поколенияОн мечтал окончить курсы водителей. Любовь к машинам ему привил отец, Борис Константинович, который всю свою трудовую деятельность посвятил, управлению автомобилями. Во время учебы в училище Миша окончил курсы и получил права на мотоцикл. После окончания училища, в 1980 году Миша работал на домостроительном комбинате сварщиком-арматурщиком. Осенью 1980 года ушел в армию, хотя ему была положена отсрочка для поступления в высшее учебное заведение. Он спешил отслужить в армии, исполнить свой гражданский долг и быстрее вернуться, строил планы на будущее: окончить институт, намеревался с другом начать строить дом. Так что даже пришлось хлопотать, чтобы его всё-таки призвали в армию. Это было 25 октября 1980 года.

События становятся историей, а боль уходит в поколения

Сначала Михаил полгода служил в городе Чебаркуле, Челябинской области, был курсантом школы младших командиров. В письмах просил привезти ему учебники – он хотел подготовиться к институту. Но потом стало не до учебников, когда объявили, что парней ждет Афганистан. Весной 1981 года окончил школу и стал сержантом. На первомайские праздники к нему в Чебаркуль приезжала мама, пробыла у него два дня. Как чувствовала, что она в последний раз видит сына.

Вскоре его отправили в Афганистан. Полтора года до октября 1982 года служил в составе ограниченного контингента Советских войск в Демократической Республики Афганистан.

Мать и сына связывали только письма, много писем. Такая у них была договоренность, и Михаил писал регулярно. Пачка его писем – последняя ниточка между родными людьми – бережно хранится Тамарой Александровной. Они святы в этом доме, в их семье, как и всё то, что связано с памятью о Миши.

События становятся историей, а боль уходит в поколения

Тут же и вырезка из «Красной Звезды» - фото-информация из Краснознаменного Уральского военного округа. Под снимком подпись: «Лейтенант М.Кузьминых и наводчик М.Перунов на занятии в поле». Это еще в сержантской школе.

Больше всего в этих письмах заботы о матери, интересах к семейным делам, к тому, что происходит в городе, не раз Миша просил выслать ему городскую газету. О себе и особенно об опасностях службы он писал меньше, всё старался успокоить Тамару Александровну, пожалеть ее материнское сердце. Да и цензура не любила батальных сцен.

События становятся историей, а боль уходит в поколения«Да, служба у нас тяжелая, что сделаешь, надо кому-то границу охранять. Много нас, ребят здесь служит и ни один не умер. Подумаешь: ветер, песок, комары, мухи, жара. Переживем и это». Тогда Михаил находился в Джелалабаде. 1981 год, дело шло к осени.

«Извините, что подолгу не пишу, но поймите – нет совсем времени. Сейчас час перестраивали палатку. Работы много, а нас всего четыре человека. Все уехали на учение, а мой расчет остался в лагере. Сейчас машина стоит на огневой позиции, днем водитель охраняет, а ночью все. Жизнь по-прежнему идет нормально, потихоньку готовимся к зиме, вот и палатку переделываем. Погода еще нормальная, днем от силы 35 градусов, а ночью уже холодно. Где-то в октябре будет холодно по ночам и в горах появится снег».

Описания природы и афганской природы встречаются в письмах Миши довольно часто, - видимо, все ужасы войны не могли заслонить дикую и экзотическую красоту этих мест.

События становятся историей, а боль уходит в поколения

«Сейчас ездили на аэродром, и уезжать не хотелось. Такой стоит запах цветов, что голова кружится. Может быть, через много-много лет здесь будет курорт, и кто-нибудь приедет сюда отдыхать. А пока наши сапоги топчут эту проклятую землю. В какую сторону не посмотри – кругом горы и пока немного солнца…».

До июня 1982 года Михаил Перунов был командиром боевой машины десанта, освоил боевую технику досконально. Этому поневоле способствовало и то, что его механики – водители часто менялись: кто погиб, кто был ранен. Об этом он пишет так: «Водитель мой заболел и в госпитале. Снова с машиной приходится ковыряться одному. Домой приеду – останется только права получить. ЗИЛ-131 я освоил уже в совершенстве, знаю весь до болтика. Пробовал ездить на БТР, БРДМ, БМП, ПРП и даже танке. Ничего сложного, а колесная техника знакома».

События становятся историей, а боль уходит в поколения

Потом перевели на охрану дороги Кабул-Джелалабад. К этому периоду относится другое письмо: «Только, что в 50 метрах перевернулась афганская бурубухайка, надо сходить посмотреть. Там девчушка была, маленькая такая, красивая и смотрела на нас, как будто мы виноваты. Наша вина, правда, есть, но мы не виноваты – наша колонна важнее. Один «Урал» перевернулся, и целая машина маринованных огурцов разлетелась в щепки. Сколько техники гробится – это тоска!».

События становятся историей, а боль уходит в поколения

Виноваты и не виноваты… Понимал ли Миша, какой сложный и до сих пор кровоточащий клубок проблем и мнений, который еще долго будет вызывать эта неизвестная война он задел?! Да, мы виноваты в том, что влезли со своей огромной и неповоротливой армейской махиной в чужую страну, вляпались в жестокую и странную войну, были причиной горя и страданий многих мирных афганцев. Но виноваты ли наши мальчишки, начинающие сварщики и техники-технологи, что им выпала такая тяжелая и страшная участь быть солдатами на самой настоящей войне и не «понарошку» убивать людей? Виноваты ли они в том, что война опалила, ожесточила их души и у многих отняла жизни, у матерей и близких?

«Служба эта уже поперек горла, а как подумаешь, что нужно домой ехать, так и не сильно тянет – привык здесь. Как дома будешь без автоматов и пистолетов? Здесь проще – чуть, что пулю в лоб и «в колодец». Все мы живодерами стали, прицелишься по живому и рука не дрожит, как будто, так и надо».

Но пролетело плохое настроение, как ветер-афганец, и снова парни вспоминают про пение птиц.

«Сейчас уже вечер, пахнет цветами, акацией и еще чем-то наподобие черемухи – это просто прекрасно. Чуть-чуть ударился в литературу: урвал «Тихий Дон» и просто упиваюсь чтением. Скоро, кажется, дорвусь до книг, музыки, газет, остается совсем немного».

В августе писем долго не было, и не зря болело материнское сердце – Михаил был ранен в руку. По счастью, легко. Обратил всё в шутку.

Всё ближе и ближе конец службы, всё меньше и меньше времени до заветного приказа об увольнении. «Уже совершенно ничего не хочется, нажевались всяких овощей и фруктов. Только одно желание – поскорее отделаться от всего». «Служба хоть и не «фонтан», но подходит к концу. Это письмо я отправлю или в день приказа, или позже, а теперь до него всего 36 часов. Ждали мы его 2 года – 730 дней – 24 месяца… а теперь всего 36 часов! Приехало нас с учебки в Джелалабад 28 человек, а увольняться будет на сегодняшний день 9 человек. Из 4-артиллеристов только 2. Повидали больше, чем достаточно для 20-летних в 20-м веке, и даже полтора года в 14 веке пожили. Закурил «Охотничью» и дышать стало легче, ведь некоторые всего двадцать дней до приказа не дождались».

15 октября Михаил написал последнее письмо. Написал, а отправить не успел… Только через пять лет его привез матери друг и сослуживец Сергей Цветков. И всё это время не знали родные обстоятельства гибели Миши. Но не мог Сергей приехать раньше, не мог решиться обрушить трагическую правду матери товарища. Приехать пытался несколько раз: «Доеду до Каменска-Уральского, а дальше не могу и всё».

18 октября случилось непоправимое, события в тот день развивались стремительно. Как рассказывают сослуживцы, колонна с продовольствием и новобранцами двигалась по ущелью на базу и попала под обстрел. Солдаты части в составе двух БМП, в том числе и шадринец, на тот момент уже демобилизованный, выехали на помощь колонне из Миттерлама, обстрелянной в Миндравуре. Миша вызвался возглавлять колонну. Возвращаясь на пост БМП, эвакуировавшая командира взвода связи старшего лейтенанта Кисляка, подорвалась на фугасе (вышибло катки, сорвало ребристый и броневой листы, проломило днище под башней, сорвало башню). Михаил сидел на месте командира машины, в момент подрыва, своим телом он закрыл водителя. Водитель получил только ранение ноги и смог довести машину до поста, у Миши разорвало спину. Он просил не сообщать маме, верил, что выживет. Но когда солдаты с новобранцами добрались до поста, усаживаясь в вертолет, до которого он, несмотря на серьезное ранение, дошел сам, Михаил произнес последние слова: «Ну, всё ребята, мы отжили». В госпитале ему оказали медицинскую помощь, но от полученных ран и потери крови 20 октября 1982 года он скончался.

Позже водитель Сергей Сергейченко из Кемеровской области, водитель, которого спас Миша, приезжал к родным, просил прощения за то, что остался жив, что не уберег друга.

Словами не передать, что испытали родные тот момент. Два года они находились в тревоге за Мишу, переживали, ждали и верили. И вот он заветный приказ, через несколько часов он должен был оказаться дома. В родительском доме уже начались хлопоты к встрече своего ребенка, которого война воспитала в храброго и  взрослого мужчину. Взамен радостному событию родители получили похоронку и цинковый гроб.

Родные не забудут молодого солдата Еремеева из Перми, который привез Мишу, сопровождал похороны, рыдал и просился домой.

Могила Михаила находится на Васильевском кладбище в городе Шадринске. За проявленное мужество и отвагу при выполнении боевого задания Михаил Борисович Перунов был награжден орденом Красной Звезды посмертно. На доме по улице Советской, в котором жил Миша с родителями установлена мемориальная доска в память о герое. Памятник сыну родные решили сделать в виде книги – он очень любил читать. А еще на памятнике звезда – почти такая же, как на ордене, который ему так и не пришлось поносить.

События становятся историей, а боль уходит в поколения

Спустя 30 лет, многое забыто, но память хранится о герое. В школе №8 в память о выпускнике-герое в преддверии грустной даты гибели проводят мероприятия в его честь: эстафеты, торжественные линейки, спартакиада и уроки мужества с рассказами о жизни и героическом поступке Миши, посещают могилу.

Но, разумеется, крепче всего память о нем в душах его родных. Дома о нем всегда говорят как о живом, называют только по имени, ласково Миша. А на могилу вопреки традициям приносят только нечетное количество цветов.

События становятся историей, а боль уходит в поколения

Имя героя стало фамильным для семьи Перуновых и значимым для близких людей. Спустя время после гибели Миши на свет в семье его двоюродного брата Анатолия, родной сестры Веры и лучшего друга Владимира появляются мальчики, которые были названы в его честь. Вместе с именем из поколения в поколения переходит детская игрушка – старенький медвежонок, набитый опилками. Он является своеобразной домашней реликвией. Сейчас медвежонком играет младший представитель семейства Перуновых – четырехлетний внучатый племянник Кирюша. Ребенок относится к игрушке очень бережно. Он знает с детства – это медвежонок дедушки Миши, который был героем.

События становятся историей, а боль уходит в поколения

У Тамары Александровны судьба забрала сына, но старшая дочь Вера подарила ей трех внуков, а сейчас она занимается уже воспитанием первого правнука.

Тамара Александровна, мама Михаила Перунова:

«Трудностей было не мало, но Миша в письмах не обижался на трудности, у него всё было хорошо. Я, как мать, раньше не замечала, что в нём было сильное чувство товарищества. Друзей много не имел до армии, было у него два близких, лучших друга, с которыми делился и советовался. А вот в армии, в частности в ДРА из уст товарищей сослуживцев, я узнала, что Миша был хорошим командиром и другом, всегда поддерживал в трудную минуту. Его товарищи приезжают к нам на 9 мая, ходят на кладбище и не забывают о нас. Сергей Цветков из Свердловской области приезжал и очень часто звонил, это самый близкий для нас Мишин друг и сослуживец, но в последние три года связь оборвалась, переживаю.

Безмерно наше горе, но я горда тем, что есть чему поучиться мальчишкам на примере наших сыновей отдавших свою жизнь».

Старшая сестра Вера в свои 23 года пережила гибель брата. Судьба преподнесла ей жизненную опору в лице мужа, которого как ни странно зовут тоже Михаил. О рождении в 1981 году первой дочери Наталии смогла сообщить брату лишь в письме. А когда в 84 году на свет появился сын, сомнений не возникло в честь кого его назвать. Позже она родила дочку - Яночку и  сказала: «За того парня». Для нее до сих пор брат Миша всё также молодой 18 летний парнишка, который ушел служить Родине. В дни памяти угощает всех любимыми сладостями братишки.

Родные племянники Наташа, Миша и Яна знают своего дядю по фотографиям и рассказам. Миша пытается воплотить в жизнь мечты дяди, строит дом и мечтает, чтобы этот дом был наполнен детским смехом. Яна занимается исследованием гибели дяди, свой первый научный труд еще в школе посвятила Афганистану, мечтает побывать на той земле, на которой пролита кровь ее родного человека. Если у ребят появятся сыновья, то они уже знают в честь кого их назовут.

Идут годы, уходят из жизни люди, а вместе с ними и события, которыми они жили, но не стареет память народная, она вечна, как сама жизнь. Память. Какое короткое и насколько емкое слово. Слово, как миг, как выстрел, прервавший жизнь солдата героя, и в то же время насколько емкое, уводящие мысли человека в такую далекую и такую близкую, но уже вечную историю. Камнем и бронзой воссозданы сегодня страницы нашей великой истории. Живые в память о геройски павших в боях создают памятники и обелиски. Сейчас в Кургане и Шадринске установлены мемориалы войнам-зауральцам, погибшим в локальным войнах и вооруженных конфликтах второй половины двадцатого столетия.

События становятся историей, а боль уходит в поколения

Новые и новые поколения будут приходить к Мемориалам, чтобы почтить память героев, чьи имена высечены на века, отдать дань их мужеству и стойкости. Камни живут дольше, чем люди. Но люди, совершившие подвиги, живут вечно.

События становятся историей, а боль уходит в поколения


25 октября 2012, 22:00

Люди города Шадринска, МД Лидер

Loading...

Статьи похожей тематики

Комментарии

RSS
#128.10.2012, 21:25 Андрей пишет:

Спасибо Стас. Такие очерки надо о каждом погибшем.

#228.10.2012, 23:31 Станислав Фиськов пишет:

сделаем что можно

Оставьте свой комментарий

Наверх